Читая эти строки, Вы обретаете своего личного врача-психотерапевта. О пути психотерапевта: в поисках технологий

Когда рухнул «железный занавес», отделявший нашу страну от всего мира, я уже имел за плечами медицинский институт, интернатуру по психиатрии, пятилетний стаж работы в психиатрической клинике, хорошую школу отечественной психотерапии и частную практику в области гипноза.

К тому времени, казалось, я сложился как специалист и пользовался довольно большим успехом.

Однако, впервые оказавшись в США, я изменил свое мнение.

…Это была самая южная точка страны – штат Флорида. А это такой штат, где в основном живут пенсионеры. Люди всю жизнь работали где-нибудь на индустриальном севере, например, в Нью-Йорке, Чикаго или Детройте. Заработав себе на жизнь, они покупают дом в краю цитрусовых, аллигаторов и дельфинов, просто отдыхают, просто живут, ничем важным не занимаясь.

Мой друг Волтер всю жизнь трудился в компании «Seven Up», которая выпускает и продает газированную воду по всему миру. Она есть даже в наших магазинах. Выйдя на пенсию, он со своей женой перебрался во Флориду, купил участок земли в чистом поле и по своему проекту построил дом.

Можете себе представить: чистое поле, а на нем стоит дом из 3-х комнат, большой гостиной, 2-х санузлов, кухни, бассейна?! Телевизор, телефон, горячая и холодная вода, отопление, разумеется, тоже были.

Семнадцать лет назад то, что привычно сейчас, изумляло, потому что я хорошо знал, как живут в наших деревнях и какие дома у наших сельчан. Меня интересовало все, чего я не знал ранее. Например, как работает канализация? И Волтер объяснил, что сначала под домом роется огромный котлован, который абсолютно герметичен, поэтому никаких запахов в доме нет. Где-то метров за двадцать от дома есть небольшое устройство, едва заметное в траве, через которое один раз в десять лет откачивают нечистоты.

Я спрашивал Волтера о том, каким образом в доме появляется электричество, ведь нигде нет привычных столбов с проводами. И он показал мне генератор, который нагревал в котле воду для отопления дома и бассейна, давал свет, позволял работать посудомоечной машине, микроволновой печи, кухонной плите, стиральной машине, телевизору, который принимал более 100 каналов через спутниковую антенну. И вот тогда я понял, что такое новые технологии.

Потом я гулял по городу, и полицейские подозрительно смотрели на идущего пешком человека. Я обнаружил, что являюсь единственным пешеходом на улице. Мимо меня проезжали дорогие и очень старые автомобили, но никто не шел на своих двоих.

okno_v_mir-2И в парикмахерской было удивительно, когда мастер посадила меня в одно из кресел, которое стояло посредине комнаты, обращенное на улицу, а позади меня было большое зеркало. И я впервые в жизни подстригался и не смотрел тупо на свое лицо, я просто смотрел на улицу, и это было интересно.

По-видимому, это было удобно и мастеру, потому что она могла подойти ко мне с любой стороны, мое сознание было отвлечено событиями на улице, и я не следил за ее работой. А она делала свое дело привычно и профессионально, оценив его в 7 долларов.

Через несколько дней жена Волтера Джеки повезла нас на своем бирюзовом «Mercury» на Дайтон-Бич. И я впервые оказался на набережной Атлантического океана. Больше всего меня поразило то, что желтый песок, который я много раз видел на Черном море, здесь был абсолютно белого цвета. По нему гоняли на своих видавших виды разукрашенных мотоциклах бородатые и совсем молоденькие байкеры. Они съехались в это место на свой ежегодный фестиваль. И это тоже было удивительно: как люди проводят время.

Когда мы вернулись домой, я обратил внимание на то, что у наших хозяев огромный участок земли, но на нем не было картошки, кустов с ягодами или чего-то еще, что видишь на наших приусадебных участках.

По этому пустому полю, которое было огорожено изгородью, бегали две красивых лошади, и хозяин просто любовался красотой своих любимцев.

А еще я помню, как мы заправляли бензином машину. Волтер набрал на дисплее колонки количество галлонов, высветилась цена, он вставил пистолет в бак, и полился бензин. И только потом он сказал мне, чтобы я сходил в магазин, который стоял метрах в ста, и рассчитался. Какое-то время я шел до магазина, потом стоял в очереди. Прошло несколько минут и я подумал, как далеко можно уехать за несколько минут на хорошем автомобиле, но никто об этом даже не помышлял.

А потом Джеки и Волтер познакомили меня со своим личным врачом-психотерапевтом, к которому они 2 раза в неделю приходили на прием в течение многих лет. Вы спросите, что можно обсуждать с врачом? Оказалось, все что угодно. Поводом последнего обращения был случай с собачкой Джеки. Это был очень милый спаниель, который считался членом семьи. В доме было очень густое, похожее на мех медведя, ковровое покрытие, которое хозяйка ежедневно тщательно чистила, тратя на это много сил и времени. А неблагодарный пес, которого даже кормили с общего стола, помочился посредине комнаты. Джеки сильно расстроилась, и в течение часа доктор проводил с ней терапию. И все, что он делал, поразило меня.

Доктор любезно согласился продемонстрировать свои лечебные техники, и познакомил с коллегами. Это был обоюдополезный опыт, потому что то, что не знал я, знали они, а то, что не знали они, знал я.

Я показывал свои техники классического гипноза и кодирования по Довженко. Они показали мне гипноз Милтона Эриксона, психоанализ, гештальт-терапию и нейролингвистическое программирование. А напоследок они пристали ко мне с вопросом о том, кто это у вас там из телевизора смотрит, не мигая, а потом внезапно кричит «СПАТЬ!!!» Я так и не смог объяснить им, зачем он это делает.

Один доктор сказал мне, что если бы он так крикнул на своего пациента, то тот подал бы на него в суд…

Я помню, как стоял у французского окна на 24-м этаже в своем гостиничном номере в Атланте. Моему взору открылись каменные джунгли небоскребов, подсвеченные прожекторами и лампами на фоне абсолютно черного неба. Наутро я должен был перелететь Атлантический океан, который разделял мою землю и эту землю. Я думал о том, что мы, конечно, разные во всем. Они другие, и жизнь у них другая. И мы, врачи в России, как на поле боя, подбираем тяжело или смертельно раненых – тех , кто сильно запил или растолстел так, что с трудом проходит в дверь, закурился так, что нечем дышать, или живет как на войне и разрушил психику и тело.

Foto-4Мы, конечно, не в Америке, и уровень жизни, и менталитет наш, мы вообще другие. Я плохо себе представляю, чтобы кто-то из моих пациентов обсуждал, как его или ее «обидела» собачка, помочившись на ковер. Нам бы их проблемы. Однако время от времени, пусть не два раза в неделю, но хотя бы раз в месяц или раз в 3 месяца, или раз в полгода, как Вам захочется, надо бывать у врача-психотерапевта. Чтобы  о чем то поговорить,  что-то спросить, просто помолчать рядом с человеком, который заинтересован в Вас, которому можно доверить свою тайну,  и при этом быть уверенным в том, что Вас, как минимум, выслушают, а не будут смотреть «холодными рыбьими глазами». И, как максимум, помогут в чем-то разобраться, что-то понять, что-то принять, а от чего-то отказаться. Ведь за это время доктор овладел «новыми технологиями», в которых весь секрет.

 

Возможно, уже пока Вы читаете эти строки, Вы обретаете своего личного врача-психотерапевта.

С уважением, Виктор Владимирович Гужагин,

Ваш личный врач-психотерапевт