Нередко пациент обращается за лечением потому, что потерял способность сотрудничать и с самим собой, и со значимыми для него людьми из своего окружения. Он заблудился в замкнутом круге ограниченного выбора возможностей и не видит заложенной в нем способности к изменению.

Главная задача гипнотерапевта – помочь пациенту сформировать новую гибкую точку зрения.

Ничто не может быть дальше от этой сути  дела, чем  эстрадный гипноз, который выполняет ту же функцию что и бутылка спиртного, позволяющая вести себя «буйно и сумасбродно» – например, изображать потерю туфли с ноги, подражать какому-либо животному или начинать раздеваться.

Данный авторитарный подход не учитывает уникальность каждой личности, ее знания, убеждения, способности и вообще не признает за пациентом возможность что- либо решать.

Эриксоновский подход (его ещё называют «новым» гипнозом) основан на сотрудничестве.  И в этом контексте «новый» гипноз – это чувственно переживаемый процесс передачи идей, позволяющий отставить в сторону свои собственные модели и «усвоить» новую «реальность» посредством вызываемых у субъекта цепочек мыслей и ассоциаций, которые, в конечном счете, приводят к поведенческим реакциям.

Сеанс гипноза направляет внимание субъекта на процессы, идущие внутри него самого, на его собственные телесные ощущения, воспоминания, эмоции, мысли, чувства, идеи, прежние знания и прежний опыт.

Это необходимо для того, чтобы человек вспомнил, что он от природы наделен значительно большими способностями и ресурсами, чем осознает сам.

Каждый человек располагает достаточными ресурсами, чтобы испытывать счастье и удовольствие от жизни. К сожалению, многие из этих ресурсов разобщены с текущими переживаниями человека. Например, каждый способен проявлять доброту к другим, однако многие не позволяют себе этого. И даже когда подобные ресурсы доступны, на них часто накладываются ненужные ограничения, не допуская спонтанных и вполне уместных проявлений доброты.

Главная терапевтическая ценность состояния гипноза или транса, что практически одно и то же, состоит в том, чтобы избавить человека от  жестких ограничений через само исследование на уровне ощущений.

Люди, отягощенные проблемами, зациклены. Это означает, что их сознательные процессы идут по бесконечному замкнутому кругу и потому разобщены с ресурсами бессознательного.

Подобная фиксация не допускает гибкой адаптации к изменяющимся потребностям, ситуациям и взаимоотношениям. Вместо этого она снова и снова приводит к одному и тому же нежелательному результату.

Гипнотическое, или трансовое состояние, что практически одно и тоже, активизирует ресурсы, необходимые для открытия новых способов существования. Транс естественен, как чтение увлекательного романа, влюбленность и грезы наяву. Однако единственное отличие транса в том, что чувственное участие здесь значительно интенсивнее и продолжительнее, поскольку его назначение – достижение определенных целей. Человек может добиться глубоких системных изменений, получая доступ к фундаментальным чувственным взаимосвязям. В трансе человек получает возможность на чувственном уровне выйти на глубинные аспекты проблемного состояния в более глубоком контексте, повышающем чувство собственной ценности, а затем использовать различные ресурсы, чтобы вызвать трансформационные изменения.

Однако транс может не только разрешать, но и создавать проблемы.

Так, женщина может пожаловаться, что действия наподобие переедания «просто случаются» автоматически, наперекор всем усилиям управлять ими (подавлять, исключать, пересиливать их) сознательно.

Так, мужчина может пожаловаться на то, что действия, связанные с выпивкой или курением, ощущаются просто «случающимися» автоматически, без участия сознания и без всякого усилия.

Поэтому одна из важнейших задач гипнотерапии – это воссоединение пациента с его глубинным «Я» путем гипнотического самоисследования, что невозможно в обычном состоянии сознания.

Поскольку сознание – это в какой- то мере менеджер или регулятор, оно по своей природе изначально консервативно, а не продуктивно. Это  область ролей, сенсомоторных кибернетических петель, целенаправленных планов, сценариев, стратегий, структур и рациональностей. В ходе транса сознательные процессы у пациента отходят на второй план, тем самым позволяя бессознательным процессам продуцировать необходимые изменения.

Ваше сознание очень разумно, но Ваше бессознательное намного умнее

М. Эриксон

Примером этого может служить история о немецком химике Фридрихе Кекуле, раскрывшем тайну строения молекулы бензола. Ф. Кекуле  долгое время трудился над решением этой проблемы сознательным путем. В конце концов, когда он грезил наяву, его бессознательные процессы породили аналоговую структуру, в которой шесть змей сплелись в виде шестиугольника. Очнувшись, он понял, что этот образ отражает структуру неуловимого бензольного кольца. Таким образом, его сознание поставило и сформулировало задачу, а бессознательное выработало метафорическое решение,  и после этого сознание смогло интерпретировать смысл метафоры.

Люди могут полностью находиться во власти бессознательных процессов. В крайнем проявлении это называют психозом. Или чаще всего человек с большим недоверием относится к интуитивным процессам в бессознательном  и  поэтому пытается жестко управлять жизнью рациональным путем. Представьте себе человека, установившего для себя твердое правило быть разумным (и значит, не быть неразумным). У него есть сильная мотивация вести себя так, чтобы подтверждать это, в то же время любой ценой избегая поведения, которое могло бы подвигнуть это сомнению. Поэтому он не будет склонен экспериментировать с такими видами поведения, результат которых неясен, и, следовательно, увязнет в привычном образе мыслей и действий, симулирующих разумность. Это, разумеется, не позволит ему проявлять разумность, поскольку такой процесс требует независимости, спонтанности и творчества. Конечно, такой человек может действовать «интеллектуально», однако в лучшем случае это будет всего лишь жалкая имитация.

Вот почему так важна временная отрешенность субъекта от обычного сознательного планирования и управления своим окружением.

1279372070_articles_item_165Глубокий гипноз позволяет субъекту функционировать адекватно и непосредственно на бессознательном уровне без вмешательства сознания.

А  терапевтический транс временно изменяет привычные ограничения и убеждения так, что человек может оказаться восприимчивым к способам функционирования психики, ведущим к разрешению проблемы.

Полезен ли транс, и не происходят ли привыкание и зависимость от гипноза?

Транс, как сказал автор метода Милтон Грегори Эриксон, сам по себе терапевтичен. Это естественный навык, которому можно обучиться. Способность к трансу может совершенствоваться в ходе практики. Но даже без упражнений транс все равно возникает, нравится Вам это или нет: когда Вы глубоко поглощены звуками музыки или ритмом танца, углублены в чтение книги, увлечены телешоу, ушли в воспоминания…

Это значит, что мы нуждаемся в возможности дать себе волю, отдаться своему глубинному «Я». Мы нуждаемся в том, чтобы периодически отключать регуляцию, направленную на сознательное достижение цели и исправление ошибок, и чтобы вновь испытать неискаженное ощущение целостности. Если Вы не впускаете сами себя через парадную дверь, то Вы все равно никакими засовами не запрете заднюю.

Обратите внимание, что многие заболевания, зависимости, симптомы развиваются тогда, когда сам человек преграждает пути к трансу, повышающему чувство собственной ценности.

И наоборот, многие заболевания внутренних органов, пьянство, переедание, курение можно легко преодолеть только за счет пребывания в трансе. Ибо транс, повторим ещё раз, сам по себе терапевтичен.  Поэтому на вопрос, как часто можно принимать сеансы гипноза и насколько это полезно, можно ответить таким вопросом6 «Когда Вы выбираетесь к морю, как часто можно в нем окунуться? Бесконечно много, сколько захочется».

Компетентный доктор, который овладел новейшими трансовыми технологиями, как опытный лоцман проведет Вас между рифов в открытое море, имя которому – фундаментальная сущность своего самосознания. И Вы достигните любой цели, которую перед собой поставите.